Виэ в российской энергетике

Соответствуют ли распространяемые через средства массовой информации представления о природе климатических изменений признанным научным фактам и теориям, свидетельствующим о цикличности природных процессовМожно ли считать антропогенные выбросы парниковых газов основной причиной глобального потепленияКаким может стать «посткиотский» мирНасколько актуальны для России проблемы истощения водных ресурсов, загрязнения почв и грунтовых вод, угрозы оползней и селей, цунами, ураганов и смерчейГде «слабые звенья» отечественного энергетического комплексаКаковы перспективы роста энергоэффективности нашей экономики и развития альтернативной энергетикиОтветы на эти и многие другие актуальные для современной российской экономики вопросы пытались найти участники круглого стола «Проблемы экологии, энергетики, глобального изменения климата и связанные с ними вопросы взаимодействия науки и промышленности», организованного Фондом содействия отечественной науке и прошедшего в середине февраля в московском «Президент-отеле». Как заявили организаторы, основным информационным поводом для проведения круглого стола по проблемам экологии и энергетической безопасности страны и очередной попытки привлечь внимание СМИ к этим проблемам стало подписание соглашения между Российской академией наук и государственной корпорацией «Ростехнологии» о сотрудничестве в освоении разработок отечественных ученых (на первом этапе стороны создадут совместную группу экспертов, которые будут отбирать проекты для осуществления). По признанию руководства фонда, прозвучавшему на круглом столе, в период экономического кризиса, серьезно подорвавшего возможности учредителей и основных спонсоров фонда, главные надежды на продолжение поддержки отечественной науки связаны с передачей эстафеты от частных к государственным корпорациям. 29 Вел круглый стол председатель Попечительского совета фонда, вице-президент РАН академик , а с сообщениями успешно выступили (несмотря на жестокий цейтнот) председатель Научного совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии, директор Института геоэкологии РАН академик , поведавший об участившихся в последнее время экстремальных природных явлениях и росте ущерба от природных катастроф; председатель Совета РАН по проблемам развития энергетики России и Совета РАН по теплофизике и теплотехнике, директор Института энергетической политики РАН академик («Энергетика: вызовы XXI века»); директор Института водных проблем РАН член-корреспондент РАН -Данильян («Водные ресурсы России: экологический, экономический, социальный и политический аспекты»); заместитель директора Института океанологии им. РАН член-корреспондент РАН («Катастрофические цунами: анализ, моделирование, долгосрочный прогноз, система предупреждения»); председатель рабочей группы по энергоэффективности и развитию возобновляемой энергетики Комитета по энергетической политике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) профессор («Энергоэффективность и возобновляемые источники энергии»). обратил внимание на причины ставших более частыми опасных природных явлений и их возросшее влияние на мировую экономику, а также упомянул о существующих подходах для минимизации рисков природных катастроф. Данильян поведал о состоянии водных ресурсов страны и перспективах развития российской экономики с учетом нарастающего мирового дефицита пресной воды. подробно остановился на особенностях возникновения, распространения и воздействия цунами, рассказал о наиболее опасных с точки зрения цунами зонах Мирового океана и Экономика и управление 30 ЭКОЛОГИЯ И ЖИЗНЬ · 4(89) 2009 системах прогнозирования и оповещения как основном инструменте снижения рисков этих опасных природных явлений. Редакция постарается представить эти выступления в отдельных публикациях в следующих номерах журнала, а в этих заметках придется ограничиться изложением высказанных на круглом столе взглядов на развитие энергетики. Выступление представителя РСПП отличалось редкой для академической аудитории остротой и напором и определило необычайно резкое (для этой аудитории) обсуждение заявленных проблем, относящихся к энергетике. По его данным, 80% регионов страны не имеют полного доступа к централизованному энергоснабжению, так что энергетическую безопасность страны в целом, несмотря на богатые запасы нефти и газа, никак нельзя признать удовлетворительной. Слабым звеном остается энергетическая безопасность отдельных регионов, которая, по мнению докладчика, должна основываться на максимальной диверсификации используемых энергоносителей и масштабном использовании возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Впрочем, он подчеркнул, что тезис этот справедлив в тех случаях, когда речь идет именно об энергетической безопасности, а не об экономической целесообразности. Тем тревожнее сознавать, что доля ВИЭ в общем энергетическом балансе страны сегодня составляет 0,7%, а например, в Норвегии — 45(в США вклад ВИЭ составляет 13,5%, в основном — за счет ГЭС малой мощности). В России, считает Иванов, главным альтернативным источником энергии могли бы стать АЭС малой мощности («атомные батарейки»), размещаемые, например, на судах или в отслуживших свое шахтах для пуска ракет. Программа развития энергетики, принятая недавно Правительством РФ, предусматривает увеличение доли ВИЭ в стране к 2020 г. до 4,5%, но даже этот скромный показатель, по мнению Иванова, скорее всего нам будет не под силу. Председатель Совета РАН по проблемам энергетики России академик сообщил, что с 1970 г. потребление электроэнергии в мире выросло в 4 раза. По прогнозу, к 2030 г. оно возрастет еще на 65%, а в России как минимум удвоится. По мнению академика, такой рост производства энергии вполне способны обеспечить нефть и газ, запасы которых весьма велики, особенно с учетом новых источников — газогидратов. Его поддержал и вицепрезидент РАН , по словам которого, «за полтора века мы израсходовали лишь 5% ресурсов газа и 17% — нефти, так что сегодня исходить из их истощения неправильно; в ближайшие 50-70 лет у нас не предвидится проблем с источниками энергии». В общих чертах «академическая точка зрения» сводилась к тому, что основным критерием, определяющим приоритеты энергетики, сегодня должна служить в первую очередь рентабельность (цена киловаттчаса), а влияние технологии получения энергии на состояние окружающей среды может учитываться по мере сознательности пользователей и общества. Кроме того, академик Фаворский утверждал, что навязываемые обществу (прежде всего СМИ) представления о якобы решающем вкладе в изменение климата антропогенных выбросов углекислого газа, с точки зрения академической науки выглядят просто смехотворно, поскольку, например, изменение концентрации водяных паров в атмосфере влияет на изменение температуры гораздо сильнее, а на Марсе, где антропогенное влияние пока не ощущается, надежно зарегистрирован примерно такой же рост температуры, как и на Земле. Между тем, исходя из угроз совершенно недостоверного «антропогенного потепления», эксперты Международного энергетического агентства уже подсчитали: чтобы удовлетворить стремительно растущие потребности мира в энергии и при этом хотя бы сохранить (не снизить, а лишь сохранить-) выбросы парниковых газов на нынешнем уровне, нужно ежегодно строить 5 тыс. ветровых турбин по 4 МВт, 30 ГЭС по 500 МВт, 24 АЭС по 1000 МВт, 45 солнечных станций по 250 МВт (для чего понадобится примерно 100 млн м2 солнечных панелей). Но и этого будет недостаточно, так что вдобавок к перечисленному все равно придется вводить 30 ТЭС на угле по 500 МВт, оснащая их самыми современными и весьма дорогостоящими системами улавливания отходящих газов. Поэтому, по мнению «главного энергетика» РАН, чтобы обеспечить развитие энергетики страны (сейчас Правительство РФ в очередной раз пересматривает планы ввода новых мощностей, предусмотренного в программе развития энергетики до 2030 г.), силы и средства нужно тратить не на создание огромного количества ветряков, солнечных панелей и АЭС, а направить их на производство энергии наиболее дешевым способом, т. е. на повышение КПД и создание новых тепловых и парогазовых турбин и т. п. Впрочем, он согласился с профессором Ивановым, что для районов, не охваченных централизованным энергоснабжением, нужны альтернативные источники и разные способы получения энергии. Но, на его взгляд, это должны быть не столько миниАЭС, сколько новые парогазовые турбины и другие наиболее эффективные энергоустановки с высоким КПД, минимальным использованием ручного труда и 31 самой низкой на сегодня ценой производимой энергии. По его словам, они давно разработаны, и проблема только в их внедрении, чему должно помочь государство, поскольку «сам по себе рынок это не отрегулирует». Вице-президент РАН , академик и профессор оказались единодушны и в своих скептических оценках перспектив масштабного использования в нашей стране преобразователей солнечной энергии и биотоплива. По их мнению, упомянутые направления в энергетике могли бы иметь право на существование лишь при дефиците других источников энергии. Академик Фаворский обратил внимание на то, что для получения 1 кг биотоплива нужно 200 л воды, которая в последнее время сама становится все более ценным ресурсом, а академик Лаверов подчеркнул, что дополнительным серьезным препятствием на пути развития солнечной энергетики в России может оказаться крайне низкая «энергетическая культура» населения. В этой связи он вспомнил о печальном примере недавнего эксперимента по размещению солнечных панелей на крышах жилых домов в Киргизии. Эксперимент завершился полным провалом, ибо панели спустя короткое время просто-напросто разбили. В итоге у многих из присутствовавших на круглом столе журналистов возникло ощущение, что в РАН к ВИЭ относятся скорее снисходительно — как к дорогой и нелепой игрушке, ко орую понимающие ее ненужность родители вынужденно покупают капризному ребенку (его роль, похоже, здесь заранее отвели требовательным и «капризным» экологам). Подобная «энергетическая позиция» РАН кажется тем удивительнее, что почти в тот же день, когда был вынесен этот уничижительный академический «вердикт» в адрес ВИЭ, отечественные информагентства дружно распространили сообщение о том, что Наблюдательный совет Российской корпорации нанотехнологий («Роснанотех») принял решение вложить 7,5 млрд руб. в создание первого в России комплекса по крупномасштабному производству поликристаллического кремния (3500 т/год) и моносилана (200 т/год) в г. УсольеСибирское (Иркутская обл.). Как отмечается на сайте корпорации, это решение станет «важным шагом на пути формирования российской гелиоэнергетики, поможет реализации поставленных Правительством РФ задач по увеличению доли возобновляемых источников в общем производстве электроэнергии и обеспечению рационального использования энергетических ресурсов». Интересно все-таки, какая же роль отведена ВИЭ в российской энергетике и экономике будущего и насколько при такой позиции академической науки возрастет